22:18 

Фея Ветра
Ещё мафиозные мелкозарисовки)
***
Анет боялась книг.

В новом мире было много непривычного, и старые правила здесь были не нужны. Можно было без страха высказывать своё мнение, спокойно вести беседы, не надо было ни на кого доносить.... А ещё здесь все умели читать книги.

Анет превосходно читала - отец научил, ей не раз приходилось заполнять различные документы, да и газеты некоторые были разрешены. А вот книги не читали, их сжигали. Они были для неё символом преступности и позора.

- Чего ты боишься? - ухмылялся Альт, милый дерзкий Альт, которому закон не писан, который может запутать всех и всё.

Да только тот вырос фактически на улице и плохо представляет, какое воспитание получила Анет.

Все её идеалы вдребезги разбили тюрьма и эти межгалактические преступники. Но от старых привычек трудно избавиться. Именно поэтому она частенько таскает с собой старый пистолет (хотя уже успела прийти в восторг от местного оружия - ну и пусть, что его не используют почти, но гениально же!). Потому часто с опаской озирается по сторонам. Потому торопливо старается откормить всё ещё жутко худого Альта. И вот не могла спокойно читать книги, хотя к новым знаниям тянулась с жадностью и весьма быстро их усваивала. А вот книги читать никак спокойно не могла. Брала в руки, боязливо перелистывала, опять откладывала...

И как-то один из тех людей, что приучали их к новой жизни, дал ей электронную книгу. Анет побесилась, привыкая к перелистыванию страниц нажатием пальца на экран, что изначально никак не выходило, а потом прочла залпом так одно произведение. Второе. Третье. В таком виде книге не вызывали ощущения преступления, не напоминали, что им суждено гореть в огне.

Чуть попозже Анет вновь решилась взять в руки бумажную книгу. Теперь убедить себя, что это не преступление, оказалось легче.

Здесь новая жизнь - и она к ней обязательно приспособится. И книги слишком хороши, чтобы их сжигать.
***
- Давай Дени? - прошептала Луиза, откидывая на спину тяжёлую рыжую косу. - Она самая подозрительная. И Ладислав что-то про мух говорил...

франсуа, Хакер, молча кивает и что-то набирает на компьютере. Ему удалось каким-то образом что-то взломать и узнавать намерения остальных людей со станции. Как это происходит и кому пришло в голову записывать такую информацию в электронном виде - Луиза не понимает. Но наблюдает за напарником, затаив дыхание, и постоянно оглядывается на дверь. Компьютером-то этим в последнее время регулярно пользовались Ладислав и Мартин, они и дверь заперли, но для завхоза нет преград, у неё были ключи практически ото всех комнат.

- "Жан-Клод Ксавье - мафия", - медленно прочёл Франсуа.

Экран компьютера резко погас. Луиза тут же возмутилась:

- Причём тут он вообще?

- Сбой какой-то, - пожал плечами Франсуа. - Ну, может, это не так уж и плохо.

На следующую ночь два рыжих вновь подобрались к компьютеру.

- Кого?

- Опять попробуем Дэни...

Но их опять ждал сюрприз: на экране неожиданно появилось другое имя - "Цзан Вэн"... И через несколько минут выскочила приписка:"Джокер".

- Вот кто нам всю малину портит... - пробормотал Франсуа. - А что же с Дени?

Луиза пожимает плечами. На следующие утро находят пострадавшую от рук другой мафии Дэни - нелепая ошибка преступников, но им это только на руку.

На следующую ночь они выслеживают Жан-Клода. Находят его на балконе. Охранник в недоумении оборачивается, не успевая ничего понять. Действует Франсуа, Луиза испуганно прячет лицо в ладонях. Они не намерены убивать Клода, но вынуждены вывести его из строя, иначе пострадают они сами или любой другой мирный. А главное - лекарство.

- Уходим, - Франсуа берёт девушку за руку.

Неподвижное тело остаётся лежать на балконе, а рыжие бесшумно возвращаются в свои комнаты. Луиза вздыхает - кто бы мог подумать, что среди их товарищей окажутся предатели? Как такое вообще могло случиться? Почему?..
***
- Мне? С ним? Работать? - презрительно скривила губы Анет.

Молодой, чуть постарше неё, блондинчик с наивными голубыми глазами доверия не вызывал. Такому скорее место среди каких-нибудь врачей или учителей. Но как сие чудо умудрилось попасть в полицию?!

- Одной вам будет небезопасно, - категорично заявил начальник.

Анет сердито насупилась, поправив воротник форменной куртки. Впервые ей дали чуть более серьёзное задание: нужно было проверить слухи о собраниях в одном дальнем районе некой противозаконной группы, задумавшей нечто против власти. Впрочем, чем ещё террористам заниматься? Это была просто разведочная вылазка, никаких опасностей, но и тут не дают самостоятельности. Ну и что, что ей пятнадцать? У неё же есть способности, это все признают.

Риана, похоже, решили сделать её постоянным напарником, ибо на все задания их теперь отправляли вдвоём. Впрочем, оценить способности нового помощника Анет смогла лишь через месяц, когда прямо за их спиной внезапно прогремел взрыв, а Риан успел вовремя её оттолкнуть, да ещё и закрыл собой.

К счастью, они были не одни, поэтому перепуганную Анет отправили домой, наказав Риану проводить её.

Девушка впервые побыла так близко со смертью, поэтому долго молчала, но затем задала неожиданный вопрос:

- Зачем ты пошёл в полицию?

Риан вздрогнул и пожал плечами:

- Захотел. Боялся, правда, что меня не возьмут...

- Почему? - полюбопытствовала Анет.

Риан вздрогнул и нахмурился. Затем окинул девушку изучающим взглядом и осторожно спросил:

- Тебе можно доверять?

Тут нахмурилась уже Анет. Не понравилась ей такая постановка вопроса, ещё втянет её в какую-нибудь глупость... Потому лишь молча кивнула. Риан тут же поверил, вздохнул с облегчением и тихо, почти шёпотом, сказал:

- Моя мать... Она, по сути, преступница.

Анет вздрогнула и отшатнулась, сжала руки в кулаки. Риан виновато втянул голову в плечи.

- Я... Я просто не знаю, как быть, честно! Сказал бы раньше - не видать мне никакой работы. Укрывать теперь - потом самого за это посадят...

Анет быстро огляделась по сторонам - никого. И испуганным срывающимся шёпотом произнесла:

- Ты зачем это говоришь? Меня хочешь впутать?!

Сердце бешенно колотилось: нельзя такие разговоры вести, нельзя, нельзя...

- Прости, - пискнул Риан. - Просто... Как бы ты поступила?

- Ты смеешь сомневаться в благонадёжности моих родителей? - разъярённая и растерянная Анет влепила парню пощёчину,

Риан не сопротивлялся, только опустил взгляд. Право слово, как нашаливший ребёнок или даже скорее побитый щенок. Анет даже сочувствие к нему ощутила - он же наивный донельзя, сам думать не умеет.

- Я бы поступила, как положено, - тихо произнесла она, при этом с ужасом осознавая - её "как положено" сильно разошлось бы с законом.

Трудно представить, как могли бы оказаться преступниками её далёкая от политики мать или благонадёжный отец, который для девочки был идеалом поведения. Но она никогда и ни за что бы их не предала, семья для неё дороже любого закона. Здесь бы она не сумела поступить "во имя Вождя".

Риан молчал.

Анет какое-то время сторонилась его, а потом предпочла забыть опасный разговор, тем более, Риан больше не поднимал таких тем. Девушка в шутку звала своего помощника верным пёсиком, а тот не обижался.

За несколько месяцев до той грандиозной ссылки в тюрьму её отправили на небольшое дело. Её и ещё одного полицейского, не Риана. Сущая ерунда - забрать одну женщину, вроде как преступница, но неопасна. Мол, содержит дома книги, говорят, в сговоре со властями, да ещё и смела учить кого-то там читать. Муторное дело, на душе от такого неприятно,, тем более, что Анет, сама умея читать, не видела именно в самой способности ничего зазорного, но исполнителей не спрашивают. Закон есть закон.

Женщина и впрямь даже не сопротивлялась, не пыталась скрыться. Молча повиновалась приказам. Анет даже хотелось ей сказать что-нибудь утешительное, но не посмела.

Клерк Конс Сье(не нравился Анет этот тип, больно продажный, да и непринципиальный какой-то, а это она ещё не знала, что через несколько месяцев будет опасаться, как бы он её не узнал), зачитал дело. Слух Анет зацепило имя женщины - Элизабет Грин, где-то она его слышала.

- Вас выдал сын, - добил несчастную женщину Конс Сье.

Анет, стоя у стены, в ужасе зажала себе рот рукой. Вот тебе и побитый щенок, вот тебе и пёсик.
***Мать умерла, когда ему было семь лет.

Юный принц на похоронах всё время с надеждой вглядывался в безжизненное лицо матери в обрамлении светлых, как у сына, локонов: вдруг ошибка, вдруг оживёт… Чуда не произошло. Гроб закрыли, комья земли застучали о деревянную крышку. Наследник спрятал лицо в ладонях.

Король искренне сожалел о смерти жены, но не настолько, чтобы полюбить сына. Наследник свыкся с мыслью, что для Короля он — лишь необходимое продолжение рода. Зато он мог строить свою судьбу сам, практически без влияния отца.

Короля, похоже, королевство уже почти не волновало. Управлять всем пытались наиболее хитроумные придворные, но Наследник, стоило ему немного подрасти, взял власть в свои руки. Сам состряпал себе нужную репутации и среди молодёжи, и среди старшего поколения. Пьянство, правда, немного сбивало образ поначалу, но в итоге идеально вписалось. Зато все знали, что он блестяще владеет многими видами оружия и знает составы большинства ядов. Правда, жертв почему-то никто толком не знал, но все были уверены, что переходить дорогу принцу не стоит.

А ещё уже в четырнадцать лет подыскал себе невесту, молоденькую Графиню. Той тогда было тринадцать — на год младше.Поскольку Наследник опасался, что отцу вздумается подыскать ему какую-нибудь иностранную принцессу, помолвку они устроили быстро, хоть невеста и сомневалась, но вот свадьбу отложили на потом. Затем Наследник, во время безумия отца отослав невесту вместе с родителями «по важному поручению», не раз этому порадовался.

Но через несколько лет жизнь портить стал непонятный Мудрец, ловко умеющий влиять на Короля. Наследник был в отчаянии. Противный старик превосходно управлял людьми. И в один вечер принц решился на крайнюю меру.

Ужин. Наследник сидел по правую руку от Короля, Мудрец — по левую. Мудреца как раз вовремя отвлекли, и он отвернулся в другую сторону. Наследник судорожно вздохнул и встал с места, подойдя к отцу с другой стороны. Нёс какую-то чушь, усиленно жестикулируя. Одна рука на несколько секунд зависла над бокалом Мудреца — ловкое движение, и перстень открылся, тоненькой струйкой просыпался порошок. Наследник замолчал, скрестив руки на груди и невинно улыбаясь, а глаза у него тем временем бегали, высматривали свидетелей. Смотрел только Канцлер, но во взгляде старика не было особого неодобрения.

Мудрец выпил. Яд должен был подействовать через несколько часов, но…

На следующий день Мудрец был здоров. И на послеследующий.

И на время этой их так называемой «Игры».
***

Стефана трясло от боли и злости. Он не успел. Дважды. Ни тогда, когда он должен был вместо Кара заступиться за эту несчастную девчонку, ни потом, когда Кара увели. Глупо, но с аристократом по происхождению бы наверняка не посмели так поступить. Так ужасно и бесчеловечно поступить.

Напрасно он пытался возмутиться: разумеется, все сразу ничего не знают, этот аристократишко даже не соизволил выйти, передал, что Кар нарушил приказ и сам виноват. Ничего, он ещё до этой твари доберётся, получит тот своё. А если не он, то кто-то другой, не может такое преступление пройти без наказания. Хотя Стефан с удовольствием бы лично убил негодяя, медленно и мучительно.

Вздёрнули Кара по-простому, на дереве. Зачем тратить время и материалы на бесфамильного рядового? Стефан отогнал уже слетавшихся ворон и снял с дерева безжизненное тело. Руки у него дрожали, долго не получалось снять верёвку с шеи мёртвого друга.

Кар мёртв. Кара нет. Друга из тех бедный мальчишек, знакомства с которыми так не одобряла мать, зато которому было все равно, кто Стефан по происхождению. Вслед за которым Стефан и ушёл в армию, считая несправедливым, что, пока Кар будет рисковать жизнью, он благодаря богатой матери будет отсиживаться в тепле, сытости и уюте. А сейчас всё оборвалось. Это с трудом удавалось осознать.

Смерть всё время была рядом, забирала самых разных людей, в том числе и знакомых, и посторонних, и врагов, и союзников. Но Стефан скорее ждал ощутить её сам, чем того, что она заберёт друга.

Кар был худым и легким, утащить его не составило большого труда. Никто не мешал, но и никто не помогал, никому не было дело до ещё одного трупа.

Яму Стефан рыл в одиночку, чуть ли не с наслаждением вгрызаясь лопатой в землю, словно это был враг. Холодная твердая земля разлеталась под ударами комьями, как брызги крови под ножом. И сдавалась, отступая в стороны и оставляя на поле боя все более глубокую и заметную яму.Руки устали и болели, но Стефан не уступал. Наконец могила была готова.

Гроб купить или смастерить не было возможности, поэтому Стефан просто укутал Кара в куртку. Закрыл ему глаза.

На первый взгляд, если не присматриваться, Кар был таким же, как обычно, просто спал. Даже лицо спокойное. А ведь у того было столько планов… Это просто нечестно, что умер он, когда столько гадов продолжают радоваться жизни. Проклятые аристократы, мнящие себя выше других! С какой стати они посмели решить, что властны над чужими судьбами?

Стефан выпрямился, вытер выступившие на глазах слезы. Сглотнул и пробормотал:

— Спи, Кар. Теперь для тебя уже не будет несправедливостей.

А с несправедливостью надо бороться.


@темы: мафия

URL
   

Мелкие записочки

главная