19:38 

Бубу

Фея Ветра
А у меня хронический безвдохновин. Всё пишется в день по чайной ложке. На главах к ориджуу регулярно клинит. Скину хоть сюда то, что в последнее время по Мафии накопилось.
*я там ещё и поведуществовать успела*

- Агния, милая, я закончил...- Генри заглянул в комнату и умолк, губы невольно расползлись в умилённой улыбке.
Черноволосая девушка заснула прямо в кресле, свернувшись калачиком. Рядом лежал не выключенный мобильный телефон, подсвечивая пространство рядом бледным светом.
Генри тихо подошёл, выключил телефон и осторожно присел рядом.
Прошёл почти что год с тех событий, близилось очередное Рождество. В прошлом году ему уже в оставшиеся дни никакой толковой работы не доверяли, и для себя Генри уже мысленно попрощался с Базой, считая, что тут ему больше доверия не будет. Слишком плохо он поступил, да и просто как наркоман будет наверняка многим неприятен. А этой зимой его вдруг снова позвали сюда работать. Да, были косые взгляды, но он старался изо всех сил, брал на себя максимум работы.
Генри не удержался и ласково погладил Агнию по гладким чёрным волосам. Девушка лишь едва шевельнулась, тихо сопя во сне.
Генри негромко вздохнул. Вроде бы жизнь налаживалась, но он все равно навсегда в неоплатном долгу перед Агнией. Даже не только в деньгах дело, сколько в том, что она не отвернулась от него. Первые месяцы было сильно тяжело, самому Генри чаще всего казалось, что проще просто самоубиться и никому не мешать. Агния слишком милая и добрая для него.
Потом стало легче, от зависимости избавиться удалось, но чувство вины никуда не пропало, потому он просто старался, чтоб Агния ни о чём не беспокоилась и не в чём не нуждалась.
Генри дрожащей рукой поправил очки - зрение упало сильнее из-за частой работы по ночам, но очки были старые, поскольку он об этом молчал, старательно экономя на себе.
А ещё они летом вдвоём съездили к его родителям. Тем Агния-Идиллия пришлась по душе, за сына они искренне порадовались. О том, что с их сыном за это время происходило, они не подозревали, хотя мать и поахала, что он выглядит очень болезненно, но Агния, чудо небесное, довольно умело свернула разговор на другую тему.
Агния вновь шевельнулась во сне и поморщилась. Генри встал и, наклонившись, осторожно поднял девушку на руки, искренне надеясь, что не уронит. Агния была лёгкая, просто он слабый, но, медленно и осторожно, ему удалось донести жену до кровати и осторожно опустить на постель.
Агния мило улыбалась во сне. Генри наклонился и осторожно поцеловал девушку в лоб.
Трудно всё и сложно в этой жизни. Но ради Агнии он постарается держатся.
***
Девочка беззастенчиво разглядывала кабинет директора лагеря. Её, правда, смущало то, что брат остался за дверью, документы можжно было и у двоих сразу проверить.

У Джон Доу какой-то хитроватый взгляд, глаза бегают. Адель поправила светлые локоны и гордо подняла голову, когда тот отложил бумаги в сторону.

- Адель Кагамин.

Девочка кивнула. Директор зевнул и встал со стула, подошёл к ней. Адель встретилась с ним взглядом.

- Любишь играть? - заговорщическим шёпотом спросил директор.

Адель отступила на шаг назад и непонимающе передёрнула плечами, глядя на свои туфли.

- Иметь власть над другими?

Адель насторожилась и вновь подняла взгляд . Родители любили её и брата, почти никогда ни в чём им не отказывали. И брат у неё был замечательным: любил её и заботился, был готов выполнить любую её просьбу. Она любила Лила не меньше. Но при этом ей, пожалуй, нравилось командовать, нравилось быть "принцессой"...

- А примут ли тут тебя так же легко? - вкрадчиво спросил Джон Доу.

Почему бы и нет? Её же все любят... Конечно, лагерь - это дурацкая идея, непонятно, о чём думали родители, посылая их сюда.

- Почему бы и нет? - вслух повторила вопрос Адель, скрестив руки на груди.

Мужчина положил ей руки на плечи, заставив вздрогнуть, развернул к висящему на стене зеркалу. Тринадцатилетняя белокурая девочка с голубыми глазами, чистый ангелочек на вид.

- Красивая девочка. Словно принцесса. А кто, как не принцесса, должен решать судьбы других?

Адель зачарованно разглядывала собственное отражение. Вкрадчивый шёпот умело одурманивал детскую душу.

- А тут скучный лагерь... Кто обратит внимание просто на одну из девчонок, кто её послушает?

- Лил меня не бросит, - пробормотала девочка.

- Да, братик тебя не бросит. И найдутся и ещё люди, которые оценят тебя по достоинству. А зачем остальные?

- Зачем? - эхом повторила Адель.

- Незачем. А уж ты-то сможешь придумать, как красиво от них избавиться... Не правда ли, мой маленький Дон?
***
Два мальчишки сидели на заборе. Вид у обоих был весьма потрёпанный.
Стефан сидел, пытаясь как-то остановить текущую из носа кровь, Кар потирал скулу, но не мог согнать с лица довольной ухмылки. Всё-таки не проиграли, хоть и вдвоём против троих.
- Неплохо, конечно, но можно было и обойтись без драки, - усмехнулся он. - Стеф, куда тебя понесло?
- Ерунда, - отмахнулся Стефан, вытирая рукавом рубашки нос и, осознав кровавые следы на белой ткани, тут же выругавшись словом, которое в доме маменьки ни за что бы не произнёс. Впрочем, учитывая то, что другой рукав был порван, пятно особой роли уже не играло.
Кар от неожиданности чуть не свалился с забора.
- За рубашку - точно влетит, - фыркнул Стефан. - Только не знаю, за что больше, за неё, или за то, что у маменьки завтра гости обедают, а я такой красивый.
- Вечно тебя ругают, - задумчиво пробормотал Кар.
- Да ерунда, высекут лишний раз, - вновь отмахнулся Стефан. - Больше обидно, если завтра...
Он вдруг спрыгнул с забора, слегка поморщившись при контакте ступней с землёй, Кар соскочил следом.
Стефан, откинув волосы с лица и прикрыв глаза, тонким голосом пропищал:
- Милочка, ну чего вы хотели, он же приёмный. Мало ли, кто его родители.
И, уже нормальным, но до жути обиженно:
- Одни сплетни. Надоели.
Кар сочувственно пожал плечами и с полуулыбкой в шутку предложил:
- Сбежать?
- Сбегу. Когда-нибудь, - гордо хмыкнул Стефан, вновь утирая кровь. - Чёрт, сейчас к Уильяму сначала зайти надо будет, чтоб не в крови показываться, - буркнул он, уже задумываясь о более житейских вопросах.
- Садовник? Да, наверное, будет рад увидеть окровавленного ребёнка хозяйки, - скептически замечал Кар, заставив Стефана невольно улыбнуться.
***
Девочка знала всё. Несмотря на строптивый нрав, она послушно вызубривала все законы и потом свободно и уверенно пересказывала, глядя в глаза отцу. Жермону так было спокойнее, а вот Жозефина частенько возмущалась - мол, чему ты её учишь, зачем девочке столько знать. Но дочь и проявляла полное безразличие к домашним делам, а вот отца слушала с интересом.
Жермон учил дочь читать - по газетам, одобренным Вождём, или по тем же сборникам законов, по документам. Девочка настороженно смотрела карими, как у матери, глазами, переспрашивала - можно ли.
Обучали девочку всему дома, но она и без того умудрялась находить приключения на свою светлую голову, прелестно сочетая в себе идеальное воспитание, законопослушность и озорство. Впрочем, Жермон все равно в дочке души не чаял.
И в Полиции девочка прекрасно прижилась, искренне веря в правоту дела. Работа опасная, Жозефина постоянно возмущалась, но дочь была довольна, а у Жермона были там знакомые, которые приглядывали за ней первой время.
...работа ещё и временами жестокая - у него до сих пор стояло перед глазами бледное испуганное лицо юной полицайки, когда та вернулась, тихо пробормотав что-то в духе "и люди горят".
Зато будущее дочери было прекрасно устроено.
Кто же мог подумать, что задание изначально казавшееся и не самым трудным, так закончится? Что не найдут ничего, даже крови. Что и его любимая дочка, и другие заключённые, и "агенты Вождя" бесследно пропадут.
Мертвы, живы - никто не знает. Следствие постановило, что семнадцатилетняя девушка и её помощник погибли на задании. Никакой надежды не было.
А Жермону оставалось лишь приходить на кладбище, где под могильным камнем с надписью "Анет Виннар" ничего нет.
***
Генри, уткнувшись лицом в ладони, отчаянно всхлипывает. Пустой шприц странно смотрится среди рабочих инструментов.
Как он, прилежный ученик и послушный сын, мог так влипнуть? Как разочаровались бы родители, узнав, до чего он докатился!
Все вышло случайно. Прошлой зимой он заработал на базе Санты немало денег и даже сумел помочь родителям отремонтировать дом. Остальное - отложил.
И вроде шло все неплохо, но потом он влип. Он был расстроен и подавлен, просто нечаянно связался не с той компанией... А пути назад не было.
И деньги быстро разлетелись, и в долги он влез, которые едва успел вернуть перед тем, как отправиться на базу.
деньги накопить не удавалось. Это Рождество на базе - его последний шанс. Иначе он опять сорвется, он и так не уверен, что в столь нервном состоянии сможет нормально работать и заработать хоть что-то. А если и сможет. то тогда уже точно не хватит, поскольку родителям деньги нужнее.
Генри встает и дрожащей рукой утирает слезы. Он согласился на участие в неком заговоре лишь для того, чтобы накопить деньги на нормальное лечение. Низко и эгоистично. Почему он такой трус?!
***
Плохо.
Было очень плохо.
Генри лежал, свернувшись клубочком и спрятав лицо в ладонях, на кровати, тяжело дыша.
Было страшно. Не за себя - он заслуживал смерти. За то, что будет с остальними.
Агнии-Идиллии больше нет, и это он виноват, не сумел ничего сделать. Если(или когда) она узнает о нем все, то наверняка его не простит. Милый прелестный Смельчак, не с тем человеком она связалась.
Генри издал стон, приподнявшись на локтях и обхватив руками голову. Его бил озноб.
Всего два дня. Вот насколько хватило его "силы воли". Трус и слабак.
Артем был тоже участником заговора. Что побудило того пойти на такое преступление, Генри не узнать, но смерть его была ужасна. Скоро его ждет такой же конец. А если и нет, он все равно умрет. Подождет еще немного, а потом...
Генри встал с кровати и лихорадочно принялся рыться в вещах, мельком бросив испуганный взгляд на цветок на подоконнике. Его первая мысль насчет этого растения была верной, теперь хотелось выкинуть его в окно, но он не поспел отказать Агнии.
Рука привычно сжимает шприц. А ведь он выбрал именно такой метод, поскольку когда-то проходил медицинскую практику. За несколько месяцев он умудрился оболгать и испортить в своей жизни абсолютно все. Трус. Слабак. Наркоман.
Игла привычно вонзается в кожу.

И каляки:


@темы: Мафия

URL
   

Мелкие записочки

главная